Адвокаты: Власти должны публично объявить о решении по отступлению от положений Евроконвенции

 235 total views

Адвокаты отмечают, что Республика Молдова может применять статью 15 Европейской конвенции по правам человека в случаях чрезвычайного положения.

Однако, по их словам, оповещение об этом должно осуществляться прозрачным образом, а власти должны объявить об этом публично и объяснить свое решение. В то же время адвокаты обращают внимание на то, что отступление может быть связано с определенным риском, передает zdg.md

По словам Вадима Виеру, решение применить отступление от Евроконвенции «радикальное», и, «по крайней мере по процедуре, Правительство должно было сообщить, кто и когда принял это решение, на какой правовой основе, и каковы его аргументы».

«Например, Италия и Франция, в которых более серьезная ситуация, этого не сделали. Была необходима прозрачность. Если абстрагироваться от нынешнего положения, то недавно такое решение приняла Турция, хотя там был другой случай, но под этим предлогом было допущено много нарушений. Государству и его представителям всегда свойственно брать всех под контроль», – объяснил он ZdG.

Адвокат считает, что, учитывая количество случаев заражения вирусом нового типа COVID-19 и меры, которые приняло Правительство Молдовы, даже в чрезвычайном положении в таком решении не было необходимости.

Адвокат Виталий Зама подчеркивает, что применение статьи 15 Конвенции не означает автоматическую «снисходительность» Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) и отсутствие присмотра с его стороны в том, что касается соблюдения основных общепризнанных прав и свобод.

«В частности, Высший суд может пересмотреть это отступление и посчитать это нарушением положений Конвенции, даже если государство, которое подписало Конвенцию, применило статью 15. Например, в относительно недавнем деле Алпарслана Алтана против Турции, Высший суд заключил следующее: “обширное толкование понятия in flagrante delicto (прим.перев. — на месте преступления) нельзя рассматривать как подобающий ответ на чрезвычайное положение, так как его правовые последствия выходили за законные рамки чрезвычайного положения”. Таким образом, это ни в коем случае не было оправдано особыми обстоятельствами чрезвычайного положения. Следовательно нельзя утверждать, что указ о предварительном заключении под стражу, который не был издан „в соответствии с законной процедурой”, был „оправдан строгой необходимостью”», – заявил он для ZdG.

Зама добавляет, что решение Высшего суда основано на том, что следует рассматривать и решать в каждом случае отдельно, оправдана ли примененная мера «строгой необходимостью» или нет. Так удастся не допустить манипуляции и произвола.

Сергей Мунтян считает, что данная мера дает повод для «обоснованного подозрения в том, что государственные власти готовят ряд мер, способных ограничить права граждан, которые раньше защищала Конвенция».

«Я думаю, что это может повлиять на свободу слова, особенно в случае СМИ. В период пандемии вируса мы сталкиваемся с массовым искажением информации во многих источниках. Поэтому недавно Служба информации и безопасности приняла решение временно заблокировать доступ 52 источников, которые, по данным властей, выпускали фальшивые новости. По-моему, это беспрецедентная мера, которая на первый взгляд вписывается в Конвенцию, если ее продолжают применять во время чрезвычайного положения. Однако другая действительность, с которой мы, учитывая примеры других стран, можем столкнуться в скором времени, это запрет или ограничение на выход из дома. Это ограничивает свободу передвижения: в последнем решении Комиссии по чрезвычайным ситуациям сотрудникам Национального бюро статистики разрешили доступ в торговые единицы, которые работают над установкой цен, что также может считаться вмешательством в право на защиту собственности путем нарушения законного ожидания получения имущественной выгоды»‎, – объяснил защитник.

По его словам, основная мысль в том, что отступление от положений Конвенции создает «широкую среду для независимой оценки государством ограничительных мер, которые будут применяться, и дает возможность принимать произвольные решения»‎. В такой ситуации «остается только надеяться, что в это время власти будут принимать решения добросовестно, и что общество поймет необходимость соблюдения этих решений».

«Все-таки удивляет то, как оперативно применили отступление от Конвенции. Республика Молдова стала одним из первых четырех государств, которые применили статью 15. Поэтому у общества в какой-то мере „отняли” защиту, которую обеспечивала Конвенция на протяжении стольких лет. А это, по моему мнению, представляет две стороны одной медали: необходимость принятия срочных ограничительных мер — в интересах общества, чтобы остановить пандемию коронавируса — и самоуправство и широкий спектр действий властей при отсутствии защиты, которую обеспечивала Конвенция. Так что сейчас Республика Молдова столкнулась с большим испытанием, а результат с этого момента зависит в равной степени от общества и от властей»‎, – добавил Мунтян для ZdG.

ZdG запросили информацию о решении применить статью 15 Евроконвенции и позднее опубликуют подробности по этому вопросу.

Парламент Республики Молдова ввел чрезвычайное положение на период 17 марта – 15 мая в связи с распространением вируса нового типа COVID-19.

Источник

0 0 голос
Article Rating
Подписаться
Уведомить о
guest
0 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x