Действуют новые правила при покупке имущества предприятий, находящихся в процессе несостоятельности

 738 total views

С 1 января текущего года вступили в силу поправки в статью 94 Налогового кодекса, касающиеся уплаты НДС при покупке имущества предприятий, находящихся в процессе несостоятельности.

Согласно нововведениям, юридические и физические лица при осуществлении такой покупки отныне обязаны платить налог на добавленную стоимость, передает logos.press.md

Облагаемой стоимостью при подобной сделке является цена имущества, оплаченная или подлежащая оплате покупателем, без учета НДС. Обязательство по его уплате возникает сразу при осуществлении выплаты, в том числе, в аванс, или в день получения покупателем имущества компании, находящейся в процессе несостоятельности — в зависимости от того, какая операция происходит раньше.

На сайте ГНС появилось напоминание об этом новом обязательстве налогоплательщиков, а также совет – перепроверять информацию о предприятии, имущество которого продается, на сайте Агентства публичных услуг. Ранее служба издала приказ о порядке декларирования НДС при покупке имущества находящихся в процессе несостоятельности предприятий. Формуляр декларации размещен на сайте учреждения. Он изменен с учетом введения с 2020 года принципа обратного налогообложения.

Напомним, этот принцип внедряется для неплатежеспособных компаний или при продаже залогового имущества. Суть его в том, что с этого года сумма НДС, уплаченная за заложенное или арестованное имущество, а также  за активы компаний, находящихся в процедуре несостоятельности, будет перечисляться в бюджет в приоритетном порядке.

Введение принципа обратного налогообложения позволит избежать ущерба для госбюджета, считают авторы изменения. До сих пор нередко НДС не выплачивался в бюджет из-за неспособности продавца заплатить, но происходил вычет этой суммы, которая фактически не поступала в бюджет. Согласно принципу обратного налогообложения, в случае продажи имущества несостоятельным хозяйствующим субъектом другому хозяйствующему субъекту, последний рассчитывает и уплачивает сумму НДС в бюджет и получает право  на вычет.

Нельзя сказать, что идея минфина об обратном налогообложении прошла незамеченной. Но хотя она была заявлена еще в среднесрочном бюджетном  прогнозе ведомства на 2020-2022 гг., широко не обсуждалась в ходе публичного рассмотрения проекта налоговой политики 2020 года. Возможно, ее затмили другие, более «громкие» идеи, как налогообложение технологических гигантов, например, на которое эксперты обратили больше  внимания. Хотя дискуссию по проекту этого изменения минфин организовал, о чем свидетельствует пресс-релиз на его сайте. Тем не менее, для многих идея обратного налогообложения возникла, «как черт из табакерки».

«Я бы назвал это революционным сознанием – так удобно минфину,  значит, он меняет принципы, даже такие, которые сам лелеял много лет, —  говорит Игорь Крапивка, вице-председатель Национальной конфедерации работодателей Молдовы, председатель клуба деловых людей «Тимпул». — Принципы на то и принципы, чтобы быть всеобъемлющими. А если защищать интересы государства, то стоит рассмотреть ситуацию, когда это не только удобно, но и работает на бюджет. Авторы этого изменения предполагают, что принцип обратного налогообложения будет работать прямолинейно. Они предприняли меры, но нужно посмотреть, как он будет работать на  экономику, проанализировать, позитивным или негативным будет эффект».

Известно мнение о том, что подобные сделки выгодны покупателям, так как имущество продается по «бросовым» ценам. «В таких покупках вопрос цены и качества относителен, — не согласен Игорь Крапивка. — О качестве имущества он может стоять не всегда, но есть еще третий компонент — риски. Предприятие, которое покупает имущество у клиента, находящегося в  процессе несостоятельности, хоть у нас и считается  выгодоприобретателем, всегда рискует. А если к этому добавляется еще и обязательство по НДС, то цена такой инвестиции значительно повышается. Большинство наших предприятий в реальном секторе экономики обескровлены, им не хватает оборотных средств. Теперь они еще должны найти при  покупке имущества в 1 млн леев 167 тыс. леев НДС и уплатить их сразу в бюджет по завершении покупки. Я не уверен, что любое предприятие может это сделать безболезненно».

Хотя в следующем налоговом периоде, через месяц, эта сумма зачтется, если у компании нет таких денег, ей нужно обратиться в банк за кредитом, а это залог, нотариус и другие затраты. «И не факт, что банк даст  деньги на НДС, — продолжает вице-председатель Национальной конфедерации  работодателей Молдовы. – Те, кто поддерживает это нововведение, видят  только арифметику, а в бизнесе и экономике она не всегда играет основную  роль. Требуются более сложные формулы. Со сделок, которых нет или которые будут совершаться в порядке исключения, минфин не получит столько, сколько предполагает получить. Наоборот, нужно стимулировать этот рынок, и вместе с бизнесом найти другую форму обложения НДС. Хотя норма уже принята, и остается осуществлять контроль ее внедрения».

В следующем году это изменение вступит в силу и для залогового имущества. И если сократятся объем и количество сделок с имуществом предприятий в несостоятельности, нужно будет «бить тревогу и поставить  для него заслон», считает Игорь Крапивка.

Специалисты в области налогообложения отмечают: старая проблема с неуплатой в бюджет НДС связана с тем, что многие недобросовестные администраторы при продаже имущества компаний, вступивших в процедуру несостоятельности, не выписывали накладные и не представляли налоговые отчеты. «Поскольку компания находится в процессе несостоятельности, и бюджет в случае продажи ее активов нередко теряет НДС, то сама идея переложить обязательство по его уплате на покупателя правильная, — говорит Вера Бачу, директор компании «AtaConcult». — Благодаря этому можно заполнить провал, образовавшийся из-за не оформления подобных сделок».

Вопрос в самой процедуре несостоятельности, которая не является  добровольной, а связана с долгами. Компании в процессе несостоятельности, как правило, неохотно расстаются с собственностью, с чем связано множество судебных тяжб. Из-за того, что собственник обычно считает продажу невыгодной, в подобных сделках вопрос цены всегда будет  актуален. «Обычно сначала такой объект продавался подставной компании по низкой цене, а она, в свою очередь, продавала его по рыночной. Теперь, если сделка перебрасывается на подставную компанию, то ей придется  платить налог. Эти объекты однозначно станут дороже для покупателей, — продолжает она. — Администратор по несостоятельности в цене не уступит.  Правильнее было бы, чтобы они подешевели, но это нереально».

Аудитор согласна с тем, что для компании-экспортера нововведение может привести к временной блокировке денег. «У других компаний почти ежемесячно появляется НДС к оплате, поэтому количество и объемы подобных  сделок вряд ли снизятся существенно, администраторам все равно необходимо будет продавать имущество, — считает Вера Бачу. — Возможно временное затишье в течение первого года, но потом, думаю, процесс войдет в новое русло. Когда предприниматель заинтересован, он возьмет НДС в зачет, если это капитальная инвестиция, а потом получит возмещение по статье 101 НК».

Другое дело, что сама идея «косвенного» обложения НДС при  приобретении активов у предприятий, находящихся в процессе несостоятельности, не проработана до мелочей и все еще оставляет лазейки  для недобросовестных налогоплательщиков. Это с одной стороны, а с другой, ее технические пробелы уже начинают проявляться.

«Проблема в том, что несостоятельность может быть двух видов: реструктуризация и ликвидация. Предприятие, находящееся в процессе реструктуризации, является действующим, и мало чем отличается от  остальных, — комментирует Светлана Слободяну, директор компании «Taxexpert Consult». — Покупатель имущества у такого предприятия должен  самостоятельно исчислить, уплатить в бюджет и задекларировать сумму НДС  по данной покупке. За несоблюдение этого обязательства предусмотрены  штрафные санкции. Таким образом, государство в очередной раз переносит  груз определения налогового обязательства на налогоплательщиков, которые  иногда даже могут быть не в курсе, что их поставщик находится в  процессе реструктуризации в несостоятельности».

Более того, у поставщика такого имущества сохраняется право на вычет НДС. В то же время законодательство не предусматривает механизма его возмещения. Это, несомненно, приведет к бесконечному наращиванию переходящего НДС у несостоятельных предприятий. «Получается, что за одну и ту же покупку имущества бюджет получит дважды сумму НДС: один раз — от того, кто продал его предприятию, находящемуся в процессе несостоятельности, второй раз – от покупателя, приобретающего имущество у последнего», — говорит Светлана Слободяну.

«Проблема и в том, что на данный момент нет единого списка компаний, находящихся в процессе несостоятельности, и у покупателя нет возможности проверить своих поставщиков, — добавляет директор компании «AtaConcult»  Вера Бачу. — Другая заключается в том, что компания, находящаяся в процессе несостоятельности, может перейти в процесс реструктуризации. А предприятия, находящиеся в процессе реструктуризации, как правило, не  были «проблемными» с точки зрения оплаты НДС. Было бы логично, если бы это изменение их не затронуло».

Источник

0 0 vote
Article Rating
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments
0
Would love your thoughts, please comment.x
()
x