Проблема нейтральных номеров: пробел в общении или общение впустую?

 778 total views

На прошлой неделе проблема нейтральных номерных знаков вновь привлекла к себе внимание общественности. Это было связано с возникновением разногласий между Кишинёвом и Тирасполем, искусственно разжигаемых сепаратистским режимом с левого берега Днестра. За этими разногласиями стояли два решения: (1) о временном ограничении пересечения государственной границы транспортными средствами с приднестровскими номерами и (2) об ограничении пересечения транспортными средствами, зарегистрированными в Республике Молдова, участка границы, неконтролируемого конституционными властями. Запоздалые заявления и лишённые конкретики пресс-релизы, выпущенные правительственными учреждениями Республики Молдова по этому вопросу, в очередной раз показали наличие серьёзных изъянов в области стратегического общения со СМИ и гражданами по поводу развития ситуации в рамках приднестровского досье…”

Взгляд на ситуацию в целом

Согласно данным Барометра общественного мнения (БОМ), представленным 30 декабря 2019 года, молдавские граждане слабо удовлетворены деятельностью государства по урегулированию приднестровского конфликта (10,8%). В рейтинге наиболее важных проблем, которые необходимо решить в Республике Молдова, решение приднестровской проблемы граждане поместили лишь на девятое место, с большим отставанием от социально-экономических проблем.

Результаты БОМ приобретают ещё большую актуальность, если проследить за изменениями политической риторики по поводу урегулирования приднестровского конфликта в течение последних четырёх лет. Если при Правительстве Филипа была предпринята попытка сосредоточить усилия на выполнении обязательств из пакета „Берлин+”, то с приходом к власти Партии социалистов и с укреплением позиций президента Додона возобновились некие дискуссии по поводу проекта федерализации или предоставления особого статуса приднестровскому региону. В конце минувшего года не удалось подписать Братиславский протокол, а это показывает, что политика „малых шагов” переведена в режим stand-by, по крайней мере, временно. Независимо от своей политической окраски и обязательств, взятых на себя в рамках программы правления, большинство лиц, ответственных за принятие политических решений в Кишинёве, признали, что переговоры по приднестровскому урегулированию не могут продвинуться в определённом направлении до тех пор, пока отсутствует консолидированная позиция общества по поводу способа разрешения этого конфликта.

Поляризация общества относительно приднестровской проблемы частично вызвана отсутствием общения между властями и обществом. Закрытый и засекреченный характер переговоров в форматах „5+2” и „1+1”, отсутствие публичных консультаций à la carte по поводу протокольных решений из пакета „Берлин+” и уклончивое общение со СМИ по поводу обязательств, взятых на себя Кишинёвом в отношениях с Тирасполем, были основными недостатками, присутствовавшими после 2016 года. Примером в этом смысле является проблема нейтральных номеров, для которой характерны отсутствие прозрачности и ряд административных двусмысленностей.

Два зеркальных” эпизода

Проблема нейтральных номеров оказалась в поле зрения широкой общественности с апреля 2018 года, когда была согласована окончательная формула Протокольного решения „Об участии транспортных средств из приднестровского региона, не осуществляющих коммерческую деятельность, в международном дорожном движении”. Этот документ, подписанный в Бендерах 24 апреля 2018 года, вызвал дебаты в молдавской экспертной среде: прозвучали вопросы о полезности этого протокольного решения для процесса приднестровского урегулирования в рамках молдавского законодательства, а также о стратегии переговоров Кишинёва по  данной теме, находящейся под заметным влиянием руководящих указаний ОБСЕ.

Процесс консультаций по этому протокольному решению скорее лишь имитировался. 23 апреля 2019 года, всего за день до подписания протокольного решения, было проведено консультативное рабочее совещание с представителями органов публичной власти, дипломатических миссий и гражданского общества. Правительственные учреждения не предоставили необходимого времени для сбора предложений по улучшению текста протокольного решения и не приняли во внимание предложения, поступившие от представителей гражданского общества.

Год и 8 месяцев спустя, 14 января 2020 года, Пограничная полиция опубликовала пресс-релиз, в котором сообщила, что, начиная с 10 января этого года, прекращено пересечение государственной границы автомобилями с приднестровскими номерами. Помимо того, что информация была представлена постфактум, спустя четыре дня после того, как было запрещено движение этих транспортных средств через границу, в сообщении для прессы отсутствуют какие-либо указания на временный характер этого решения. И только 15 января Бюро по реинтеграции опубликовало пресс-релиз, в котором говорилось, что решение „о сроках применения указанного тестового режима и о целесообразности продления исключительного порядка пересечения границы будет приниматься на основе информации, поступающей от Пограничной полиции”, без указания продолжительности тестового режима.

Реакция Тирасполя не заставила себя долго ждать – ей стало уведомление так называемого Совета безопасности Приднестровской Молдавской Республики от 17 января 2019 года. Согласно этому уведомлению, начиная с 24 января, должны были быть введены ограничения на пересечение автомобилями, зарегистрированными в Республике Молдова, молдо-украинского участка границы, контролируемого тираспольскими сепаратистскими властями. Тираспольское руководство обосновало эту меру как аналогичный ответ на якобы имевшие место нарушения протокольного решения, совершённые молдавскими властями.

В тот же день правительство и Администрация президента послали несогласованные сигналы, ещё раз показав отсутствие эффективной межинституциональной координации шагов, предпринимаемых на данном направлении. С одной стороны, президент Додон провёл телефонный разговор с Вадимом Красносельским, в ходе которого собеседники договорились о том, чтобы „ответственные учреждения срочно нашли решения для избежания кризисной ситуации”. С другой стороны, Бюро по реинтеграции не выступило с какой-либо официальной реакцией на ответ Тирасполя, объявив впоследствии, 20 января, что тестовый режим при пересечении молдо-украинской государственной границы автомобилями, зарегистрированными на левом берегу Днестра, приостановлен. Пограничная полиция ничего не сообщила об окончании тестового режима, о результатах этого мероприятия и о выявленных проблемах.

Реакция миссии ОБСЕ на эти события была уклончивой, хотя она и выступала в роли посредника на переговорах о подписании протокольного решения и могла высказаться по поводу сроков применения или, по меньшей мере, тестирования его положений. Глава миссии ОБСЕ Клаус Нойкирх выразил обеспокоенность по поводу последних событий, воззвав к ответственности и разуму обеих сторон. Возникает закономерный вопрос: была ли проинформирована миссия ОБСЕ молдавскими властями о намерении ввести этот тестовый режим?

Короче говоря, наши власти (вновь) оказались в сложной ситуации. В ходе официального общения с гражданами и СМИ ни одно из лиц, ответственных за принятие решений на уровне управления страной, не осудило незаконное и неконституционное решение тираспольского режима от 17 января. Как президент Додон, так и вице-премьер Александру Фленкя не стали чётко разъяснять гражданам, что это Тирасполь разжигал страсти и хотел создать „кризисную ситуацию”. Из-за отсутствия информирования по поводу тестового режима, его продолжительности, а также из-за того, что жители левобережья Днестра не были заранее предупреждены о его применении, сложилось ощущение, что Кишинёв уступил свои позиции под давлением Тирасполя.

Что нужно сделать

Смягчение некоторых акцентов в публичной риторике правительственных чиновников допустимо. Озвучиваемая ими официальная позиция по переговорному процессу с Тирасполем не может включать в себя обзор всех обсуждаемых вопросов, а также той стратегии, которой придерживается молдавское правительство на переговорах с сепаратистским режимом.

В то же время, абсолютно необходимо, чтобы молдавские граждане заранее знали цель переговоров о подписании протокольных решений или любых других договорённостей, каковы красные черты, перейти которые нельзя, что подразумевает долгосрочная стратегия Кишинёва, и как может повлиять развитие событий вокруг 1-й корзины (социально-экономические вопросы) и 2-й корзины (вопросы юридического, гуманитарного и правозащитного характера) на 3-ю корзину (общее урегулирование конфликта). Эти вещи необходимо периодически чётко разъяснять, чтобы держать общество в курсе тем, стоящих на кону в рамках переговорного процесса в форматах „5+2” и „1+1”. В целом, необходимо принять ряд мер для улучшения стратегического информирования о приднестровском вопросе:

  1. Активное участие гражданского общества и бизнес-среды в консультациях, предшествующих подписанию любых протокольных решений или двусторонних договорённостей между Кишинёвом и Тирасполем;
  2. Периодическое оповещение правительственными органами через прессу и СМИ о результатах деятельности отраслевых рабочих групп, созданных в различных областях;
  3. Использование правительственно-парламентских дискуссионных платформ для информирования депутатов о развитии событий в ходе переговорного процесса;
  4. Запуск на национальном уровне и, особенно, в населённых пунктах, расположенных в зоне безопасности, информационных кампаний, посвящённых тем результатам и возможностям, которые открывает пакет „Берлин+”.

Вместо заключения

Пример с проблемой нейтральных номеров выявил ряд недостатков в плане общения и взаимодействия между властями страны и общественными группами интересов. Правительство Республики Молдова должно использовать все имеющиеся у него инструменты, а также техническую и финансовую поддержку со стороны партнёров по развитию, чтобы эффективно и периодически информировать о событиях, происходящих вокруг приднестровского досье. В отсутствие вышеназванных элементов нам не стоит ждать сплочения общества вокруг стратегии разрешения конфликта, тем более, что приднестровская проблема отодвинулась на второй план в списке приоритетов граждан.

Учитывая политический и предвыборный контекст 2020 года, можно ожидать, что президент Игорь Додон представит ряд дешёвых эффектов, имеющих отношение к приднестровской проблеме. Скорее всего, они будут заключаться в разработке концепции предоставления особого статуса приднестровскому региону и в её публичной презентации, а также в продвижении вперёд на переговорах с Российской Федерацией по вывозу боеприпасов со склада в Кобасне и в нескольких двусторонних встречах с Вадимом Красносельским, негласная поддержка со стороны которого потребуется Игорю Додону в ходе президентской кампании. Если оживить общение между правительственными чиновниками и обществом не удастся, то возможно, что некие односторонние действия или заявления Тирасполя будут порождать замешательство и слабое понимание этих проблем обществом на правом берегу Днестра.

Михай Могылдя

ipn.md

0 0 vote
Article Rating
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments
0
Would love your thoughts, please comment.x
()
x